Astapro.ru

33 квадратных метра
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как запустить бренд детской одежды

Как управлять брендом детской одежды

27 февраля на сессии Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ «Управление брендом детской одежды», состоявшейся в рамках деловой программы выставки «CJF-2013. ЗИМА» при участии Ассоциации индустрии детских товаров (АИДТ), эксперты представили свои разработки в области брендинга одежды для детей.

27 февраля на сессии Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ «Управление брендом детской одежды», состоявшейся в рамках деловой программы выставки «CJF-2013. ЗИМА» при участии Ассоциации индустрии детских товаров (АИДТ), эксперты представили свои разработки в области брендинга одежды для детей.

Татьяна Михайлова, Директор департамента маркетинга одежды Gulliver указала на определенную двойственность брендинга в данной области. Эту проблему эксперты даже называют «вынужденной шизофренией бренда», направленного на 2 ЦА одновременно — детей и их родителей. Т.Михайлова поделилась своим видением создания бренд-среды: за каждой функцией, будь то покрой одежды или группа в соцсетях, должен стоять отдельный профессионал. Таким образом, сумма этих функций становится большим, чем просто набором слагаемых и рождает бренд-среду, в которой потребитель чувствует себя комфортно. Продукт должен коммуницировать со всеми каналами чувств, что означает требование внимания ко всей «цепочке», от определенной универсальности в сочетании аксессуаров коллекций до мерчендайзинга и непрерывного мониторинга продавцов-консультантов. «Мы даже ищем специальные словечки, вызывающие интерес у покупателей, а у наших продавцов возникает вера в продукт», — рассказывала Татьяна. И в конечном итоге посетитель магазина должен сам сказать: «Вот это супер!»

Татьяна Комиссарова, декан Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ представила тезисы из внушительного исследования Школы «Маркетинг ценности». Пожалуй, главным достоинством разработки стал синтез «сухого» реализма и пристального внимания к изменениям рыночной среды/психологии покупателя. Т.Комиссарова констатировала, что до недавнего времени производители и ритейлеры слишком увлеченно занимались манипуляцией потребителями, что в текущей ситуации становится возможным лишь при наличии мегабюджетов. Поэтому поиски других решений становятся неустранимым требованием посткризисного рынка. Другим важным аспектом рынка является проблема массового спроса — проблема бедности (около 17 млн потребителей РФ находятся за чертой бедности, и lower-middle, примыкающие к ним также выбирают детскую одежду «по цене»). Более того, массовый потребитель испытывает проблемы с тем, чтобы стильно одеваться самому. И здесь, к сожалению, до сих пор сильно воздействие образов из латиноамериканского «мыла». В довершении ко всему на рынке детской одежды фактически отсутствует лояльность к брендам. Однако есть и позитивные тренды: вещи во многом перестали быть необходимостью и перешли в область игры, фана, «добирания» нехватающих в повседневной жизни эмоций и образов. Т.Комиссарова также отметила очень важную тенденцию в отрасли — возросшее за последнее время внимание к психографическим характеристикам потребителя. Фокус на нем особенно необходим игрокам на рынке именно детской одежды с его размытыми границами между удовлетворением спроса и развлечением.

Екатерина Соболева, заместитель генерального директора Tvidi.Ru говорила о детском внимании к интернету, которое по многим параметрам «перекрывает» просмотр ТВ. Digital эмоции, коммуникации и интерактивность открыли для производителей детской одежды новые горизонты. Интерактивность одежды и игрушек, пришедшая из сети, — настоящий драйвер рынка на этом направлении: дети не хотят расставаться с любимыми персонажами Веба, и рынок в этой области будет только расти, ведь в 2012г. аудитория Yandex уже превыслила аудиторию Первого канала!

Андрей Мамонтов, зам.директора Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ, завершивший сессию, подвел концептуальную базу под выступление предыдущего спикера и обозначил новые тренды. Современное поколение детей уже родилось с айпэдом в кармане, и это, без всяких сомнений, другой мир, в котором уже действуют другие законы, мир «screenagers», в котором ребенок привыкает к интерактивным дисплеям едва ли не в детском сайду! Поэтому для обновленного рынка с особенной силой действует закон «бренд это действие». Тотальная интерактивность ставит акцент на соцсетях, поэтому игрокам предлагается обратить внимание на то, что сами потребители говорят о продуктах, и всячески поддерживать площадки для таких высказываний — группы, паблики и аккаунты — стимулируя и мобилизируя посетителей и среду в целом. Но новая волна интрактивности, конечно, не ограничивается даже таким взрывным иструментом, как соцсети. Другой драйвер, пока менее знакомый российской аудитории, но уже изученный экспертами Школы — augmented reality — набор инструментов, совмещающих реальности онлайн и офлайн: виртуальные примерочные, 3D-персонажи рекламы и фактически неограниченные возможности для детского фана.

Выступление А.Мамонтова вызвало дискуссию между участниками сессии, которые задались вопросом, насколько может быть высока конверсия для социальных сетей. Эксперты сошлись во мнении на том, что соцсети, будучи сравнительно новым инструментом, требуют к себе наиболее чуткого отношения, поскольку здесь вряд ли могут существовать какие-либо общие для всех игроков правила. Поэтому важно отметить, что сейчас бренд в соцсетях — скорее совокупность удачных кейсов, и хорошая конверсия — по большей части второй этап, следующий за качественным информационным присутствием и внимательной работой с ЦА.

Как запустить бренд детской одежды

Опыт работы в модной индустрии помог Елене Фиминой и ее сестре Евгении Хафизовой создать бренд качественной детской одежды FiFi в Челябинске. Начав производство с минимальной суммы 100 000 руб., девушки постепенно привлекают в компанию опытных профессионалов, делают красивые фотосессии с маленькими моделями и сотрудничают с офлайн-магазинами.

Как решить проблему кадрового дефицита, работать по принципу малых тиражей и выходить в регионы, Елена Фимина рассказала в интервью Контур.Журналу.

Мы с сестрой работаем в индустрии моды уже более 10 лет. В 2002 году в Челябинске открылся магазин испанского бренда Mango. Тогда ничего подобного в городе еще не существовало. На конкурсной основе мы устроились в Mango в качестве продавцов-консультатов и постепенно доросли до управляющего звена. За это время мы поняли, как строится модный бизнес, как создаются и продвигаются коллекции одежды, разобрались в тонкостях мерчендайзинга, работы шоу-рума и факторах, влияющих на успешные продажи. Поскольку сестра работала конкретно с испанцами, она познала все нюансы продвижения модной одежды.

Производством одежды я начала заниматься больше пяти лет назад. Сначала это было хобби, хотя я индивидуально обучалась со специалистами высокого уровня в области швейного производства, изучала технологию и тонкости конструирования, моделирования. Постепенно процесс меня затянул, и когда моя сестра родила двоих детей, они стали источником вдохновения для более серьезных работ и коллекций.

Однажды нам с сестрой пришла идея создать бренд детской одежды FiFi. Начинали мы со стартовой суммы 100 000 руб., но нам очень помог тот опыт в индустрии, который мы успели наработать. Первую коллекцию отшивали в домашних условиях, привлекая к работе швей-надомниц.

Фактически сразу мы определили, кто наш клиент: это прогрессивные мамы разных возрастов, которые разбираются в моде, знают тенденции, любят стильно и со вкусом одевать своих детей.

Инвестиции

Участие в конкурсе СКБ Контур «Я бизнесмен — 2016» — это первая наша попытка привлечь инвестиции на развитие бизнеса. Наш ролик увидел инвестор и предложил финансовую помощь. На тот момент мы отказались, так как нас не устроили условия, и решили развиваться собственными силами.

На региональном уровне мы участвовали в федеральной программе «Ты — предприниматель». Нашим проектом тоже заинтересовались, но мы поняли, что финансовую поддержку получить будет тяжело, так как эта программа больше образовательная.

Читать еще:  Что лучше гребенка или паз на брусе

Сейчас мы подали заявку на участие в конкурсе «Сделано в Челябинске» и ждем, когда с нами свяжутся его организаторы.

Детали производства и сложности

Производство одежды — это очень длительный и кропотливый процесс. Начинается все с возникновения идеи, мы определяем, что именно хотим сделать. Затем рисуются эскизы, на следующем этапе закупаются материалы. Далее работают конструкторы — они разрабатывают лекала. Во время конструирования модели вносится много изменений и что-то обязательно отбраковывается. Но и это еще не все.

Видя результат, мы начинаем обсуждать, как можно представить, презентовать готовую коллекцию. Выбираем дислокацию, приглашаем фотографов и создаем фотосессию с детьми-моделями.

Организовать в России производственный процесс очень сложно. Одна из самых острых проблем, с которой мы столкнулись, — это кадровый дефицит: в стране нет ни грамотных конструкторов, ни швей.

Конечно, есть специалисты, которым по 50-60 лет, но они уже не в строю, а молодых профессионалов найти практически невозможно. Приходится много времени и сил тратить на обучение, а от этого страдает эффективность.

В швейном производстве большую роль играет скорость выполнения той или иной работы. Например, чтобы запустить в массовый пошив детское платье, нужно посчитать, сколько времени необходимо на пошив одной модели — в минутах и секундах. Таким образом высчитывается, за сколько часов и дней будет отшита вся партия. И люди старой закалки просто не могут работать быстро. Но мы подключаем их к другой работе — конструированию, поскольку они грамотно делают лекала и продумывают эскизы с учетом тех тканей, которые нам доступны.

Решая проблему кадрового дефицита, мы привлекли к работе специалистов с кафедры легкой промышленности Южно-Уральского государственного университета. Мы пригласили к нам работать лучших из них, и сейчас они нас консультируют, а также обучают наших сотрудников. В настоящий момент в компании работает семь швей.

Еще одна проблема — ткани. Производство в России работает еле-еле, фабрики выполняют какие-то непонятные заказы на старом оборудовании — им приходится очень тяжело, люди работают за копейки. Но даже те фабрики, которые еще функционируют, не всегда выпускают то, что нам нужно. Например, в Екатеринбурге, работает комбинат, производящий шерсть. Тюмень производила аналогичные ткани, но, к сожалению, недавно завод закрылся. Что-то мы закупаем в России, но в основном, конечно, все везем из-за границы, чаще из Италии. Пока курс евро был более-менее устойчивым, проблем с закупками не возникало. Сейчас ситуация изменилась — мы стали осторожнее выбирать ткани: приходится просчитывать при составлении сметы, насколько доступны будут вещи для потребителя, хотя, конечно, нам бы хотелось закупать больше оригинальных и дорогих тканей.

Принцип малых тиражей

Мы выпускаем небольшие коллекции — по десять моделей. Коллекция выстраивается по принципу капсулы, где каждая вещь дополняет другую. Тем самым мы увеличиваем свой товарооборот, потому что люди любят покупать вещи комплектами. В то же время у нас есть модели, которые мы отшиваем постоянно. Как правило, это праздничный ассортимент, базовые модели, так называемые «коммерческие».

Когда коллекция выходит, в процессе мы можем дополнять ее, если видим, что спрос на вещи хороший. Хитом продаж остаются нарядные платья — они востребованы круглый сезон.

За время существования у бренда FiFi появились свои почитатели. Мы работаем над тем, чтобы их круг расширялся. Но мы не боремся за своего клиента — он сам нас находит.

В Челябинске при производстве у нас работает шоу-рум, куда наши клиенты могут прийти и примерить вещи. Два месяца назад бренд FiFi вышел на московский рынок: в столице открылся новый магазин «Детская полка», где среди вещей российских дизайнеров представлены и наши модели.

С целью продвижения бренда мы активно работаем с соцсетями Instagram, «ВКонтакте», а также развиваем свой виртуальный магазин на сайте «Ярмарка мастеров». По опыту могу сказать, что соцсети во многом эффективнее магазинов, потому что охватывают больше потенциальных потребителей — люди видят нашу продукцию из разных уголков страны и даже мира. Мы получаем заказы уже не только из России, но и из-за границы.

В ближайшие пять лет мы планируем запустить франчайзинговое направление, чтобы увеличивать количество точек сбыта для своего товара. Мы планируем отшивать одежду на производстве в Челябинске и договариваться с региональными магазинами о том, чтобы они представляли нашу марку. Такие магазины будут перед сезоном делать заказ на определенные модели по каталогу и получать необходимые объемы продукции.

История успеха детского бренда: 196 стран, 4 магазина, 2 склада

В 2011 супруги переехали с Фиджи в Австралию и начали бизнес. Тогда они еще не знали, что через пару лет будут жить на другом конце мира и дистанционно управлять крупным оптово-розничным бизнесом.

Эта пара – Пета и Чарльз Стинсон. Они являются “родителями” шестилетнего бренда детской органической одежды Sapling Child.

Sapling, как и многие другие небольшие компании, начинался как возможность дополнительного заработка. Стинсоны жили тогда на Фиджи, где Чарльз работал застройщиком, а Пета занималась домашним хозяйством и воспитывала двух маленьких детей. Она уже вынашивала идею проявить себя в новой сфере – дизайне. Но как это сделать?

Ответ пришел, откуда не ждали. Пета ждала третьего ребенка. Почти сразу после рождения малыш заболел менингитом. К счастью, болезнь удалось победить. А эта история вдохновила пару на идею бизнеса.

Стинсоны решили создавать безопасную одежду для детей, которая была бы еще и красивой.

Рождение Sapling

Семья переехала в Австралию, супруги устроились на академические должности и запустили Sapling. Но бизнес начал развиваться быстрее, чем они ожидали. На небольшом австралийском рынке бренд органической детской одежды значительно выделялся, к тому же ему удалось привлечь внимание королевской семьи.

Sapling получили заказ от принца Уильяма и Кейт Миддлтон для их первого ребенка. Этот случай привлек к бренду всеобщее внимание, о нем писали в прессе и рассказывали по ТВ.

После этого Пета решила уйти с работы и полностью посвятить все время бизнесу. Чарльз продолжил работать, но параллельно занимался техническими вопросами компании. Так, например, ему пришлось менять провайдера сайта, старый просто не справлялся с возросшим объемом трафика.

Изначально пара продвигала Sapling только на местом рынке, но вскоре бренд привлек внимание оптовиков и ecommerce клиентов со всего мира. Склада в гараже дома уже было недостаточно.

Через некоторое время в Sapling заказ сделала еще одна знаменитость – актриса и модель Джейми Кинг, которая осталась настолько довольна брендом, что с радостью согласилась на сотрудничество. Совместно с Петой они разработали новую коллекцию одежды.

Это стало для Sapling очередным толчком и компания окончательно перестала быть вариантом дополнительного заработка. Чарльз ушел с основной работы и посвятил все время развитию семейного бренда. Удивительно, но с момента создания Sapling прошел всего год.

Выход на международный рынок

Перед брендом открылся весь мир – мир потенциальных клиентов и новых рынков. Но как эффективно управлять международной компанией?

Чарльз начал планировать открытие в США интернет-магазина, оптового магазина и второго склада. Но для начала нужно было все как следует изучить и проанализировать.

Поэтому спустя два года семья решает переехать в Канаду, чтобы сконцентрироваться на североамериканском рынке. Одновременно они продолжили удаленно управлять бизнесом в Австралии.

Читать еще:  Специалисты мальчики фей клуба винкс

Чтобы система работала слаженно, Чарльз создал в Shopify четыре отдельных сайта для разных систем: два розничных интернет-магазина для Австралии и США и два оптовых магазина. Интегрировать их помогло доработанное приложение Wholesaler.

Чтобы упростить логистику, Sapling начали работать с небольшой сертифицированной фабрикой в Индии, которая перепоручала некоторые этапы производства местным предприятиям (до этого они сотрудничали с крупным производством).

Так бренд начал вносить вклад в развитие местного бизнеса и рынка труда. Также компания решила поддерживать местный детский дом, который находится недалеко от фабрики.

Как управлять бизнесом из другой страны

Пета и Чарльз жили в Канаде, далеко от своих складов и целевых рынков. Управлять бизнесом удаленно – непростая задача.

До открытия представительства и склада в США, заказы в Северную Америку приходилось доставлять из Австралии. В результате клиенты переплачивали за международную доставку. Этот факт, конечно, тормозил развитие бизнеса.

Когда же Чарльз решился на открытие склада в Америке, он понял, что лучше всего начинать работать с оптовиками. Они знают местную аудиторию и могут помочь в позиционировании бренда на новом рынке. Также полезно обращаться за помощью к местным представителям, которые могут многое рассказать об особенностях аудитории.

В дальнейшем развитии бренда Чарльзу очень помогло тесное сотрудничество с фабрикой в Индии и полный контроль производственного процесса. Аренда местного склада позволила сократить расходы на доставку. А упрощение сотрудничества для клиентов, в удобной валюте и с удобными условиями доставки, привело к росту продаж.

Чарльз понял,чтобы эффективно управлять бизнесом, по мере необходимости следует консультироваться с юристами, бухгалтерами и другими специалистами. Работая на международном рынке, нужно понимать особенности законодательства и налогообложения каждой страны.

Также нельзя забывать и о разных временных зонах. Sapling нанимает сотрудников из разных стран, чтобы им было удобно работать в определенных временных зонах.

Sapling растет

Сегодня Sapling – налаженный международный механизм. Впереди новые свершения.

Пета и Чарльз уже создали сообщество лояльных поклонников бренда, но их удержание – непростая задача. Ведь бренд производит одежду только для детей до года.

Малыши вырастают из одежды от Sapling очень быстро, и если родители не планируют заводить еще детей, бренд теряет клиентов. Поэтому Пета решила расширить ассортимент для детей до 6-7 лет.

Также пара недавно подписала контракты с крупными гипермаркетами Saks Fifth Avenue в США и David Jones в Австралии. Конечно, супругам это решение далось нелегко. Им не хотелось отказываться от образа семейного бизнеса, но этот шаг был необходим для дальнейшего развития компании.

Sapling стал четвертым ребенком для четы Стинсонов. Но у супругов есть еще много идей для бизнеса. Посмотрим, чем они удивят нас в ближайшем будущем!

Как заняться пошивом детской одежды в декрете и заработать миллион за два месяца

22 августа 2018 в 17:58

Мы поговорили с Ниной Нурамбековой — мамой троих детей и директором по маркетингу в крупной казахстанской компании. Нина открыла бизнес по пошиву детской одежды в декретном отпуске, запустила бренд «Тұмар» и заработала миллион. Узнали, как это было.

О себе

Мне всегда нравилось что-то делать руками — шить, вырезать, чертить или рисовать. В детстве могла часами работать за бабушкиной швейной машинкой.

Обожала шить одежду, но никогда не носила ее сама, потому что понимала: можно было сделать лучше. Наверное, каждый творческий человек в глубине души всего недоволен своей работой. Я не исключение.

После школы все как-то завертелось: поступила в университет в Германии, затем вернулась, устроилась на работу, вышла замуж и стала мамой. Работа, важные встречи и карьера сменились пеленками, детским смехом и сказками на ночь. Тогда поймала себя на мысли, что вот и началась по-настоящему взрослая жизнь.

Об идее

В декрете каждые сутки как день сурка — проснуться, покормить детей, погулять, снова покормить детей, уложить их спать, постирать пеленки, убраться дома, приготовить ужин, финально покормить детей и мужа. К вечеру в таком режиме совсем не остается сил. Но мне все равно не хотелось спать или просто так лежать на диване, уставившись в потолок. Мне хотелось найти интересное занятие. Хотелось творчества.

В один из таких вечеров, когда стирала детскую одежду, подумала: как просто подобрать футболку и шорты для сына и как сложно одеть дочь. Порой для этого приходится объездить весь город. Как хорошо было бы самой шить одежду для дочери. Спустя миг родилась идея заняться пошивом детской одежды. Так все и началось.

Первая попытка

У меня не было опыта в бизнесе, а из знаний могла рассчитывать только на то, чему научилась еще в детстве. Было страшно, потому что не знала с чего начать. Поэтому решила искать информацию в интернете: на одном сайте наткнулась на статью о россиянке, которая продавала одинаковую одежду и для детей, и для кукол. Сами куклы можно было сделать похожими на своего ребенка. Эта идея меня очень вдохновила.

Спустя несколько дней нашла мастеров, способных сделать что-то подобное, написала бизнес-план и договорилась о встрече с руководителем казахстанской компании по пошиву одежды Mimioriki. Была уверена, что идея понравится, и вскоре я смогу осуществить мечту. Но мне отказали и предложили придумать что-то другое. Это стало ударом, в какой-то момент была готова плюнуть на все и отказаться от мечты. Но мне помог случай.

Рождение идеи

В один из вечеров, когда укладывала детей спать, достала книжку со сказками. В этот момент меня осенило. Точно! Я всегда увлекалась казахскими обычаями и традициями, обожала народные сказки и легенды. Мне нравилось изучать казахские орнаменты и их историю. В этот же момент решила, что запущу собственную линию одежды с казахскими орнаментами.

Мои дети наполовину казахи, поэтому всегда учила их бережно относиться к истории и культуре своего народа. Когда идея приобрела очертания, родились и первые наброски. Это были казахские орнаменты и обереги — то, что меня интересовало и то, о чем я хотела рассказать своим детям.

Я рисовала эскизы на листах бумаги, а затем дизайнер переносил их в графический редактор. Так родилась идея авторских футболок «Тұмар». Особенность одежды была в том, чтобы вещь ребенка стала его оберегом.

Когда дизайн и первые образцы были готовы, приступила к поискам оборудования для пошива. И это стало настоящим испытанием: во-первых, нужно было разобраться во всех тонкостях производства. Это сложно, особенно если никогда раньше ничем подобным не занимался. Во-вторых, купить оборудование, найти помещение, нанять людей, закупить материалы — дорого.

Взвесив все за и против, пошла на уступки — отказалась от идеи шить своими силами и решила заказать пошив у поставщиков. Конечно, с одной стороны, мне хотелось контролировать каждый этап и сделать все как надо. С другой, контроль стоит больших денег. К тому же не было никакой гарантии, что первый блин не выйдет комом.

Где шить одежду?

Многое из того, что есть на прилавках казахстанских магазинов, шьется в Китае, Кыргызстане, Турции и Узбекистане. Лишь немногая часть — в Казахстане. Посчитав стоимость работы у разных поставщиков, поняла: разница в ценах колоссальная.

Казахстан. В Алматы достаточно быстро нашла компанию, где согласились сшить партию футболок с нанесением моих рисунков. Любой каприз за мои деньги. Но учитывая, что первая партия небольшая, цены получились астрономическими: пошив и нанесение рисунков — 4 500 тенге, ручная вышивка — 3 000 тенге. В итоге одна футболка обошлась бы в 7 500 тенге. Очень дорого.

Читать еще:  Значение имени карина для девочки портфолио

Узбекистан. В Узбекистане дешевле — за одну футболку, нанесение и пошив — всего 1 600 тенге. Единственное, доставку нужно было оплатить отдельно. Но даже так тираж обходился в несколько раз дешевле, чем в Казахстане.

Кыргызстан. Здесь тоже шить дешевле, чем в Казахстане. Но цены получились чуть выше, чем на заводе в Узбекистане. Доставку тоже нужно оплачивать отдельно.

Китай. С одной стороны, мечта, а не производство: материал, пошив, нанесение и доставка обошлись бы в 900 тенге за футболку. Ниже цен не встречала, однако качество оставляло желать лучшего.

Остановила свой выбор на заводе в Узбекистане. Качество и себестоимость устроили. Единственное, что смущало — каждый этап пришлось бы согласовывать дистанционно. Менеджер завода отправляла бы мне видео о том, как шьются футболки, наносятся рисунки, как они смотрятся и так далее.

Было странно и рискованно, но желание сделать что-то свое, перевесило возможные риски. Согласилась, перечислила деньги, отправила эскизы и стала ждать.

Что получилось

Спустя месяц получила долгожданный тираж футболок. Я была счастлива! Мне казалось, что вот сейчас все завертится с невероятной скоростью, продвигать идею будет легко, а мои футболки будут продаваться на каждом шагу. Вышло немного иначе — на каждом этапе пришлось многому учиться на ходу, импровизировать, а порой и вовсе биться головой о бетонную стену.

Вот что я поняла:

Требования к детской одежде выше. Родители хотят для своих детей самого лучшего. Поэтому и требования к детской одежде намного серьезнее, чем к взрослой. Материал, пошив, безопасность красок, стойкость к стирке — все должно быть на высшем уровне. Иначе можно даже не пытаться.

«Именная» одежда. Со временем начала предлагать покупателям опцию — вышивку имени ребенка на футболке. Не думала, что будет такой эффект, но каждый второй покупатель хотел, чтобы на футболке было имя его малыша. Это превратило нашу одежду в персональный оберег.

Упаковка — половина успеха. Будучи маркетологом с большим опытом, я понимала: товар оценивают по упаковке. Мне хотелось, чтобы покупателям нравились не только футболки, но и то, как (и в чем) они продаются. Поэтому я придумала красивую и стильную упаковку из крафтовой бумаги — с бирками и прочей мишурой. Вот только была одна проблема: из-за небольшого тиража футболок упаковка обходилась очень дорого. Пришлось отказаться и выбрать упаковку попроще. Как итог: потерялось что-то важное; конечно, покупатели не отказывались от футболок, но не было вау-эффекта, на который я рассчитывала. Поэтому заранее подумайте над упаковкой и ее стоимостью.

Социальные сети продают. Наверное, поэтому в инстаграме на нас каждый день подписываются десятки салонов красоты и интернет-магазинов. Создать страничку — легко, но красиво и понятно оформить, постоянно публиковать контент и вовремя отвечать на комментарии и вопросы в директе — уже другой вопрос. К сожалению, многие не уделяют этому внимания. Как мне кажется, я сделала все правильно, и уже спустя несколько дней в личку «постучались» первые покупатели. А через несколько недель я уже работала с магазинами детской одежды в Астане, Таразе и Караганде. Первый тираж (500 штук) продала за два месяца с момента регистрации в социальных сетях.

Красивые фотографии — наше все. У вас есть лишь несколько секунд, чтобы заинтересовать покупателя в инстаграме. Поэтому фотографии одежды должны быть не просто красочными, они должны цеплять и нравится уже с первых секунд. Я не пожалела денег и устроила несколько фотосессий с профессиональным фотографом — это помогло набрать много подписчиков и найти первых покупателей.

Реальные фотографии тоже важны. Когда заказываешь одежду с AliExpress, всегда рискуешь — в реальности одежда может отличаться от фото. Поэтому важно показывать реальные фотографии. Если, конечно, покупатели согласны.

Отзывы и сарафанное радио. Хороший отзыв — золото, плохой отзыв — повод задуматься и что-то улучшить. Поэтому я всегда уделяла много внимания обратной связи. Со временем заметила, что чем больше отзывов, тем лучше продается товар. Но лучше всего продает сарафанное радио.

Доставка. Если вы продаете одежду в интернете, заранее подумайте, как будете ее доставлять. Мне было интересно вникнуть в процесс, поэтому сама ездила по Алматы и лично доставляла все заказы. Это невероятная возможность пообщаться с покупателями и узнать у них, что им понравилась, а что нет. Если бы была возможность, я бы и по Казахстану летала и доставляла футболки лично. Но пришлось отправлять все почтой. К слову, почта в Казахстане работает достаточно быстро, хотя ожидала другого.

Оформление ИП — обязательно. Вообще, когда начала доставлять первые футболки, поняла: не все захотят купить вашу продукцию, если у вас нет ИП. Да и многие магазины отказываются работать с «частниками». Осознав это, сразу же оформила все нужные документы и начала платить налоги.

Творчество и бизнес — разные понятия. Мне было интересно публиковать красивые и стильные фотографии, общаться с покупателями, самой упаковывать футболки и читать положительные отзывы. Однако я совсем упустила остальное: работу с ИП, постоянные отчеты, заполнение форм и оплату налогов. Всему этому пришлось учиться на ходу. Учитывая, что финансист из меня не очень хороший, а денежную часть я вела на коленке, пришлось даже пару раз ездить в налоговое управление, чтобы разблокировать расчетный счет. Поняла: если не умеешь сам, лучше найти хорошего бухгалтера. Он сэкономит деньги и нервы.

Товарный знак — дело тонкое. Чтобы продавать свои футболки не только в интернете и небольших магазинах детской одежды по всему Казахстану, я связалась с крупными сайтами и магазинами. Оказалось, чтобы попасть, к примеру, в раздел «сделано в Казахстане» сайта Lamoda, нужен товарный знак. Казалось бы, что тут сложного — зайти на eGov, собрать все нужные документы и оформить товарный знак. Но не тут-то было. Во-первых, инструкция на сайте электронного правительства написана на непонятном мне языке — канцеляритом. Даже если хочешь разобраться — не получится. Во-вторых, в инструкции были ссылки на документы, которых не было на сайте. Проще сделать все в ближайшем ЦОНе. Правда, на это нужно много времени, сил и нервов.

Деньги. В первую партию я вложила около миллиона тенге. Деньги взяла из личных накоплений. Небольшая сумма для своего дела. Продав весь тираж за два месяца, вернула в два раза больше. Даже при том, что пришлось пойти на непредвиденные расходы. За это время поняла одно: авторские футболки — товар с высокой маржой. Даже если много дополнительных расходов (упаковка, доставка, реклама, налоги).

Бизнес сложно совмещать с основной работой. К моменту, когда с коллекцией футболок все завертелось, я вышла из декретного отпуска. Спустя несколько недель поняла: бизнес сложно совмещать с работой в офисе. И если работа заканчивается в 18:00, бизнес не заканчивается никогда — он ждет твоего внимания 24/7. А когда ты еще и мама троих детей, сложно уделять ему внимание.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector