Astapro.ru

33 квадратных метра
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Умер полководец генералфельдмаршал светл

Маршал Егоров. Жизнь и смерть начальника Генштаба

23 февраля 1939 года Советский Союз отмечал 21-ю годовщину создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Но для одного из наиболее известных на тот момент советских полководцев, одного из пяти маршалов Советского Союза, этот день стал последним в жизни. Восемьдесят лет назад по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР был расстрелян Александр Ильич Егоров.

До второй половины 1930-х годов все в жизни Александра Егорова складывалось очень даже неплохо. 21 ноября 1935 года Егоров стал одним из пяти советских высших военачальников, которым было присвоено введенное двумя месяцами ранее звание маршала Советского Союза. Вместе с Егоровым высшего звания удостоились Климент Ворошилов, Михаил Тухачевский, Семен Буденный и Василий Блюхер. То есть, Егоров оказался в пятерке наиболее авторитетных и прославленных советских полководцев того времени. И это было вдвойне удивительно, поскольку в Красную Армию Егоров пришел из старой российской армии, где дослужился не до унтер-офицера и даже не до поручика, а до целого полковника.

Старший офицер царской армии, полковник – и маршал Советского Союза! Это было сложно себе представить, но присвоение звания Егорову было инициативой самого Сталина. Тем более, что Александр Ильич Егоров в 1935 году занимал вторую по значимости военную должность в стране – он был начальником Генерального штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Эту должность Егоров занимал на протяжении шести лет – с июня 1931 года (тогда должность называлась «начальник Штаба РККА») до мая 1937 года. В принципе, происхождение Егорова и его прошлое до 1917 года играло как против красного командира, так и в его пользу. Ведь он был кадровым офицером, имел классическое военное образование, полученное еще в Российской империи, большой опыт службы в царской армии, участвовал в Первой мировой войне в качестве боевого командира.

На пост начальника Штаба РККА Егоров пришел в 1931 году уже опытным 48-летним человеком. За плечами Егорова были 13 лет службы в Красной Армии и 16 лет службы в царской армии. Выпускник Самарской классической гимназии, Егоров поступил на военную службу вольноопределяющимся в 1901 году, в возрасте восемнадцати лет от роду. Он был определен в 4-й гренадерский Несвижский генерал-фельдмаршала князя Барклая-де-Толли полк, а в 1902 году поступил в Казанское пехотное юнкерское училище, которое окончил в 1905 году с отличием. Так началась военная карьера 22-летнего подпоручика.

Егоров получил назначение в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк. Позже, в своей автобиографии, Егоров указывал, что с 1904 года примыкал к социалистам-революционерам. Для молодых людей его возраста симпатии к революционному движению были очень частым явлением. Правда, Егоров был кадровым военным, но и среди офицеров, особенно незнатного происхождения (а он был из мещанской семьи), встречалось много симпатизантов и социал-демократам, и, особенно, эсерам.

Как бы там ни было, но военная карьера Егорова складывалась весьма успешно. В январе 1916 года он был уже капитаном, служил в Алексеевском военном училище, после чего был переведен в Тифлисское Великого Князя Михаила Николаевича военное училище на должность помощника начальника училища, отвечал там за ускоренные курсы по подготовке прапорщиков для действующей армии. В августе 1916 года Егоров был назначен исполняющим должность штаб-офицера для поручений штаба 2-го Кавказского кавалерийского корпуса, в том же году получил чин подполковника, после чего был переведен командиром батальона, а затем стал командиром 132-го пехотного Бендерского полка. Интересно, что чин полковника Егоров получил через полмесяца после Октябрьской революции 1917 года – из-за бюрократизма военно-административных институтов бумаги задержались.

К моменту Февральской революции, когда более можно было не скрывать свои политические взгляды, Егоров официально вступил в Партию социалистов-революционеров. Ему, само собой, припомнили это через двадцать лет, в годы сталинских репрессий. Тем не менее, в декабре 1917 года Егоров уже принимал участие в подготовке формирования Красной Армии, причем отвечал за отбор в ее состав офицеров.

С августа 1918 года Егоров воевал на фронтах Гражданской войны. С декабря 1918 по май 1919 гг. он был командующим 10-й армией РККА, получил тяжелое ранение, затем в июле – октябре 1919 года был командующим 14-й армией РККА. Егоров воевал под Самарой и Царицыным, участвовал в войне с Польшей. В октябре 1919 – январе 1920 гг. он занимал должность командующего войсками Южного фронта, а затем – командующего войсками Юго-Западного фронта.

О командире Егорове в годы Гражданской войны тепло отзывался затем в своих воспоминаниях Семен Михайлович Буденный. Он подчеркивал, что Егоров был крупным военным специалистом, но при этом преданным революции человеком, готовым отдавать новой власти свои военные знания. В Егорове подкупала скромность, будущий маршал не стремился кичиться своими знаниями и командным опытом, но при этом охотно ходил в атаку с простыми красноармейцами. Смелость всегда была одной из отличительных черт Егорова – во время Первой мировой войны он пять раз был ранен и контужен.

После окончания Гражданской войны Александр Егоров продолжал службу в Красной Армии на командных должностях. Как бывший командующий фронтом, он не занимал уже невысоких должностей. Так, с декабря 1920 по апрель 1921 гг. Егоров командовал войсками Киевского военного округа, с апреля по сентябрь 1921 г. — войсками Петроградского военного округа, с сентябре 1921 – январе 1922 гг. был командующим войсками Западного фронта, а в феврале 1922 – мае 1924 гг. – командующим Кавказской Краснознаменной армией. В апреле 1924 – марте 1925 гг. Егоров командовал войсками Украинского военного округа, а затем до 1926 г. выполнял обязанности военного атташе в Китае. Это также было очень ответственное поручение советского руководства, поскольку в то время молодой Советский Союз стремился защитить в Китае собственные интересы и помочь местному революционному движению.

После возвращения из Китая Егоров занялся вопросами совершенствования вооружения Красной Армии. С мая 1926 по май 1927 гг. он занимал должность заместителя начальника военно-промышленного управления ВСНХ СССР, а в мае 1927 г. вернулся на командные должности – стал командующим войсками Белорусского военного округа. Эту должность Егоров занимал до 1931 года.

Будучи человеком опытным в военном деле и хорошо разбирающимся в теории, Егоров прекрасно понимал, что в предстоящих войнах ключевая роль будет принадлежать танкам. Поэтому он был среди тех советских командиров, кто настаивал на укреплении бронетанковых войск, развитии танкостроения. Так, летом 1932 года Егоров представил Реввоенсовету СССР тезисы «Тактика и оперативное искусство РККА начала тридцатых годов», в которых отстаивался курс на маневренности операций в будущей войне. Егоров считал, что главной задачей станет одновременное развертывание боевых действий на большую глубину.

О том, насколько значительна была фигура Егорова, свидетельствует тот факт, что в июне 1931 года он был назначен начальником Штаба РККА. Несмотря на прошлое полковника старой армии, Сталин счел возможным назначить на эту должность именно Егорова, отдавая дань военным знаниям, опыту и способностям военачальника. Первая половина 1930-х годов стала для Егорова периодом его максимального карьерного взлета. В 1934 г. его, бывшего царского офицера, да еще и с эсеровским прошлым, избрали кандидатом в члены ЦК ВКП (б). В 1935 году нарком обороны СССР Климент Ворошилов приказал присвоить имя Егорова 37-й Новочеркасской стрелковой дивизии. Это была очень большая честь – удостоиться такого при жизни.

Казалось, все у начальника Генштаба Красной Армии складывалось благополучно. 11 мая 1937 года он был назначен первым заместителем народного комиссара обороны СССР Климента Ворошилова. Формально он был вторым по значимости советским военачальником. Однако в следующем 1938 году над маршалом Егоровым начали сгущаться тучи. Старт дал назначенный в ноябре 1937 года заместителем наркома обороны и начальником Управления по начальствующему составу РККА Ефим Щаденко. Уже через несколько дней он подготовил донос на маршала Советского Союза Александра Егорова.

Читать еще:  Компенсации за неиспользованный отпуск

Щаденко описывал встречу с Егоровым в санатории «Барвиха», куда он прибыл 30 ноября 1937 г. вместе с А.В. Хрулевым навестить жену последнего. Туда же приехал и Егоров. Якобы крепко выпив с Хрулевым и Щаденко, Егоров стал рассказывать о событиях Гражданской войны и давать им свою оценку. По словам Щаденко, маршал кричал:

Донос на маршала лег на стол наркома обороны Ворошилова. Прошло полтора месяца… 20 января 1938 г. в Большом Кремлевском дворце Сталин устроил торжественный прием. На нем Сталин провозгласил тост в честь героев Гражданской войны, пили и за товарища Егорова. Но уже через два дня на закрытом совещании военного руководства страны вождь подверг Егорова, Буденного и некоторых других военачальников резкой критике. Егорову досталось за его «неправильное» происхождение. В речи, произнесенной перед советской военной элитой, Сталин подчеркивал:

Завершил же Сталин речь довольно недвусмысленным намеком, заявив, что, если военачальники будут и далее «растрачивать свой авторитет перед народом», то народ их сметет и на их место выдвинет новых маршалов, которые может и будут «менее способными, чем вы, на первое время, но они будут связаны с народом и смогут принести гораздо больше пользы, нежели вы с вашими талантами». Это заявление было очень тревожным сигналом для Егорова.

В январе 1938 года Александр Егоров постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) был освобожден от должности первого заместителя Наркома обороны СССР. Его назначили командующим войсками Закавказского военного округа, что было очевидным понижением. При этом в постановлении Политбюро ВКП (б) подчеркивалось, что Егоров, шесть лет руководивший штабом РККА, работал на этом посту крайне неудовлетворительно, работу штаба развалил, «передоверив её матёрым шпионам польской, немецкой и итальянской разведок Левичеву и Меженинову».

2 марта 1938 года Егорова вывели из состава кандидатов в члены ЦК ВКП (б). 27 марта 1938 года маршал Советского Союза Александр Егоров был арестован. Карьера прославленного военачальника подошла к своему финалу, а жизнь Егорова неумолимо приближалась к трагическому концу. Уже 26 июля 1938 года нарком внутренних дел СССР Николай Ежов представил Сталину список лиц, подлежащих расстрелу.

В списке было 139 фамилий. Иосиф Виссарионович со списком ознакомился, вычеркнул Егорова и написал на списке: «За расстрел всех 138 человек». Это последнее заступничество вождя дало Егорову лишние полгода жизни. Павел Дыбенко, который также присутствовал в списке, вычеркнут не был, и его расстреляли в июле 1938 года.

22 февраля 1939 года Военная коллегия Верховного Суда СССР признала Егорова виновным в шпионаже и военном заговоре и приговорила его к расстрелу. 23 февраля 1939 года Александр Ильич Егоров был расстрелян. С этого времени имя бывшего начальника Генштаба РККА было предано забвению. Лишь спустя семнадцать лет, 14 марта 1956 года, Александр Ильич Егоров был посмертно реабилитирован. Однако особых посмертных почестей советская власть ему не воздавала. Ограничились почтовой маркой, выпущенной в 1983 году, да улицей, названной в его честь, в городе Бузулуке, где за 55 лет до своего расстрела, в 1883 году и родился будущий маршал, которому суждено было прожить большую жизнь и трагически ее закончить.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Робкий фельдмаршал.

Бывает так, что армия побеждает вопреки воле своего командира. Бывает так, что победитель, после победы, оказывается под следствием. В такую историю угодил генерал-фельдмаршал Степан Апраксин человек расточительный и очень осторожный. Об одном из самых незаурядных полководцев в истории России.

Любитель хорошей жизни.


Степан Апраксин

Степан Апраксин стал известен благодаря ровно одному сражению — битве при Гросс-Егерсдорфе. Причем, дело тут не столько в самой баталии, сколько в сопутствующей литературе. Апраксин командовал в той битве русской армией, которая разбила войско короля Фридриха, но, судя по всему, фельдмаршал очень не хотел выигрывать тот бой. Его странное поведение породило множество слухов, сплетен и домыслов. Впрочем, факт остается фактом. Армия победила неприятеля вопреки воле своего командующего.

Апраксин был человеком исполинских размеров: гигантский рост, богатырская ширина в плечах и нездоровая полнота. Чем-то он, наверное, напоминал Портоса. Хотя недруги и завистники, а и тех, и других у Апраксина было немало, за глаза называли его «боровом». Говорить ему это в лицо было опасно. Не всякий решится задирать человека, который на добрых две головы возвышается над любой толпой. Современники отмечали, что мало кто любил пышность и роскошь так, как Степан Апраксин. Генерал-фельдмаршал испытывал какое-то звериное влечение к богатым нарядам, дорогим кушаньям и, особенно, редким лошадям. Это, не считая всяческих мелочей. Известно, что Апраксин заказал себе мебель из Франции. В этом даже есть какая-то жизненная ирония. Мебель надобно держать дома, но сам генерал-фельдмаршал дома почти не бывал. Жизнь его проистекала в походах, хотя само осознание того, что обладаешь чем-то дорогим, даже если что-то дорогое находится вне поля зрения, может сделать человека счастливым. И тем не менее, свою французскую мебель Апраксин за собой в походы не возил, хотя личный обоз генерал-фельдмаршала чем-то напоминал императорский. Порой телег в нем было больше, чем в обозе его же армии. Известно, что однажды он отправил адъютанта из Риги в Петербург за новой одеждой. В годы Семилетней войны возил за собою по Пруссии серебряную посуду. Из всего этого сложилась репутация Апраксина, как первого Петербургского франта. Впрочем, любовь к роскоши развилась у него ближе к концу жизни. До этого он жил небедно, но и не шиковал. Что ж, может быть, Апраксин просто брал пример с Императрицы Елизаветы Петровны. Благо, у той было столько платьев, что хватило бы на всех Императриц и королев Европы. Раз государыня живет на широкую ногу, то почему бы не жить так и ее генерал-фельдмаршалу.


Андрей Ушаков, глава Тайной канцелярии, приходился Апраксину отчимом

Апраксин не отличался какими-либо особыми талантами. История его восхождения — это искривление системы. Ситуация, когда высокие посты получает человек, имеющий высоких покровителей, и неважно, что этот человек умеет. За Апраксиным пойдет плеяда выдающихся полководцев: Салтыков, Румянцев-Задунайский, Суворов, Кутузов, Барклай-де-Толли. Тем удивительнее, что перед самой этой плеядой шел Апраксин, и что командование русской армией в важнейшей для России Семилетней войне было поручено именно ему. Впрочем, 54-летний Апраксин совсем не случайно оказался генерал-фельдмаршалом и командующим русскими войсками. Этому предшествовала целая серия интереснейших событий.

Начать нужно с отчима Апраксина. Звали этого человека Андреем Ушаковым, и в России середины XVIII-го века не было более важной, уважаемой и необходимой фигурой. Дело в том, что Ушаков был начальником тайной канцелярии, а сама тайная канцелярия в период непрерывных дворцовых переворотов оказалась институтом совершенно незаменимым. Ведь когда косяком идут заговоры, всегда полно подозреваемых, обвиняемых или просто фаворитов предыдущих правителей и сторонников проигравших. И кто-то должен их допрашивать. Андрей Ушаков в интригах не участвовал, почти, зато исправно допрашивал. Подписал обращение дворянства к Анне Иоанновне с осуждением предложенных ей Кондиций. С этого и началась его необыкновенная карьера. Сперва Ушаков допрашивал членов Верховного тайного совета, которые эти самые Кондиции Анне Иоанновне предложили. О допросах он отчитывался Эрнсту Иоганну Бирону. Но Анна Иоанновна умерла, а Бирона сверг Бурхард Миних, и тогда Ушакову пришлось, вместе с Минихим, допрашивать уже Бирона. Прошел год, и настал черед Миниха, а с ним и графа Остермана, которых арестовали по приказу Елизаветы Петровны. Ушаков допрашивал их вместе с Иоганном Лестоком лейб-медиком новой Императрицы. Этот лейб-медик активно участвовал в политических делах и в 1744-м попал в опалу и под следствие. Допрашивал его Ушаков, правда, следствие он до конца не довел, ибо умер. В таких условиях глава тайной канцелярии приобрел репутацию человека всемогущего и зловещего, так что очень многие искали его дружбы. И ведь нет лучше способа угодить человеку, чем помочь в карьерных делах его сыну или, как в случае с Ушаковым, пасынку. И тот же Миних взял Степана Апраксина к себе в адъютанты и очень долго с ним возился. Апраксин не был особенно способен к военному делу, зато отличался ленью и часто нарушал дисциплину. Самовольно отлучался со службы, причем надолго. Миних, однако, на все закрывал глаза. Нерадивый адъютант всегда первым стоял в очереди на повышение, так что к 1739-м году Апраксин был уже генерал-майором. Ему только исполнилось 37, и он привез Анне Иоанновне известие о взятии русскими войсками крепости Хотин. Событие было действительно важное, позже о нем сложит оду сам Ломоносов. Апраксин же получил очередное повышение и, заодно, орден Александра Невского. Миних, как известно, пал в 1741-м. Апраксин помогать своему благодетелю не стал, а даже наоборот, сблизился с его злейшим врагом Алексеем Бестужевым-Рюминым, который при Елизавете сделался канцлером Империи. Это был искусный дипломат и умелый интриган. Апраксин же не прогадал. Чины, деревни и прочие почести лились на него рекой. В 1751-м он стал президентом военной коллеги и был награжден орденом Андрея Первозванного. В 1756-м он отправился с армией в Пруссию, воевать с Фридрихом Великим.

Читать еще:  Серый пол какие стены


Гросс-Егерсдорф

Вступив на территорию врага, Апраксин первым делом принялся усердно маневрировать. Позже, на допросе, он скажет, что причиной всему было плохое снабжение. Армия недополучала продовольствия и фуража, солдаты голодали, а лошади умирали. Ввиду этого фельдмаршал искал способ пополнить запасы. Так или иначе, а от сражения с неприятельской армией Апраксин долго уклонялся, но, в конце концов, столкнулся с прусским генералом Левальдом близ местечка Гросс-Егерсдорф. Здесь произошла битва, окончившаяся победой русской армии. Исход сражения решил внезапный удар четырех резервных полков по левому флангу пруссаков. В бой эти полки повел генерал-майор Петр Румянцев, который в будущем станет великим полководцем.

Что характерно, Румянцев действовал по собственному почину без фельдмаршальского приказа. Тем не менее, прусские войска вынуждены были оставить поле боя и, в беспорядочном состоянии, отступили к Берлину. Апраксин, однако, не стал преследовать их. Имея возможность подойти к неприятельской столице, он отступил к Лансдорфу, где его войска оставались целых десять дней в полном бездействии. Вскоре после этого Апраксин стал отступление наращивать. Армия, недавно выигравшая важнейшую битву, ушла сначала к Неману, а затем и вовсе покинула Пруссию. Скорость отхода сильно напоминала бегство. Через несколько месяцев Апраксин был арестован, перевезен в Петербург и допрошен в Тайной канцелярии. Допрос вел Александр Шувалов, сменивший на посту начальника апраксинского отчима. До суда и ссылки дело не дошло, ибо в августе 1758-го фельдмаршал неожиданно скончался.

Догадки и гипотезы.


Царскосельский дворец «Три руки», где Апраксин содержался во время следствия

Причины странных действий военачальника неясны до сих пор. Объяснений существует масса. Версия, который придерживался сам Апраксин, не признававший вины в нарушении приказа и предательстве, сводилась к плохому снабжению. Фельдмаршал настаивал на том, что его войска попросту неспособны были бы преследовать Левальда, из-за нехватки продовольствия. Ссылался он и на вспыхнувшую в армии эпидемию оспы. Есть, впрочем, и другие объяснения непонятных поступков командующего. Существует, например, мнение, что приказ отступать Апраксин получил от Бестужева-Рюмина. У канцлера были свои мотивы. Незадолго до битвы Елизавета тяжело заболела, и многие при дворе полагали, что дни Императрицы сочтены. Трон должен был унаследовать Петр Федорович (будущий Петр III), а он, как известно, был большим поклонником Фридриха Великого. Разбить кумира будущего Императора было бы опрометчиво и политически неверно. Тут могли и головы полететь. Бестужев, якобы, хотел умилостивить наследника и, в угоду ему, приказал Апраксину уходить. Елизавета, правда, поправилась и прожила еще четыре года, а Бестужев за самовольный приказ был снят со всех должностей и отправлен в ссылку. У этой версии есть только одно слабое место. Канцлер и наследник сильно друг друга ненавидели, так что никакие уступки и услуги Бестужева не спасли бы его от опалы, при вступлении Петра на престол. Елизавета обошлась с ним мягко, отправив разжалованного канцлера в его же имение, а вот племянник Императрицы, скорее всего, был бы более суров.

Есть также мнение, что Бестужев планировал переворот, думая возвести на престол малолетнего Павла Петровича в обход его непредсказуемого отца. Для этого нужна была поддержка войск, а потому Бестужеву понадобился верный ему Апраксин с армией. И не там, в Пруссии, а тут — в России. Версия тоже не самая стройная. Бестужев хорошо знал цену Апраксину и его верности. В свое время генерал-фельдмаршал предал своего благодетеля Миниха, предал бы и Бестужева. Есть, наконец, и четвертая версия. Апраксин был человеком, искушенным в интригах, но, несмотря на высокий чин, мало что смыслил в военном деле. Большими армиями в важных кампаниях никогда не командовал, а с тактикой и стратегией был знаком лишь приблизительно. Все его ошибки в битве при Гросс-Егерсдорфе, а также странная робость после победы, могут объясняться очень просто. Фельдмаршал попросту не знал, как извлечь выгоду из собственного положения и не понимал, что преследование Левальда давало ему колоссальное стратегическое преимущество. У этой версии нет явных доказательств, но выглядит она достаточно логично. Ведь фельдмаршалом Апраксин стал благодаря отчиму и серьезным покровителям, а не благодаря уму и талантам. Апраксин был заслуженным человеком, не лишенным определенных талантов, но выдающимся руководителем и полководцем он точно не являлся. И в конце концов, он, то ли сознательно, то ли по незнанию, капитально просчитался. Безоблачная карьера рухнул в одно мгновение.


Апраксин попал не только в учебники истории, но и в кино. В фильме «Гардемарины 3» его играл Юрий Яковлев

Про смерть Апраксина тоже ходили разные слухи. Говорили, что фельдмаршал был отравлен, слишком уж внезапно он умер. Но есть и другое мнение: Апраксин не выдержал перемен. Когда все идет по плану, трудно смириться со сбоем. Перед изнеженным любителем роскоши, которого занесло в фельдмаршалы, замаячила перспектива провести остаток дней в суровой Сибири. И, возможно, Апраксин просто не смог жить с этой устрашающей мыслью.

Портреты генерал-фельдмаршалов русской армии

Автор — Bo4kaMeda. Это цитата этого сообщения
В боях воспитаны, средь бранных непогод | Портреты генерал-фельдмаршалов русской армии

Бессмертны вы вовек, о росски исполины,
В боях воспитанны средь бранных непогод!

А. С. Пушкин, «Воспоминания в Царском Селе»

«В своем исполинском тысячелетнем деле созидатели России опирались на три великих устоя – духовную мощь Православной Церкви, творческий гений Русского Народа и доблесть Русской Армии».
Антон Антонович Керсновский

Светлейший князь Пётр Михайлович Волконский. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1850 году

В бою и сражении побеждает солдат, но, известно, что масса даже отменно подготовленных бойцов немногого стоит, если у нее нет достойного командира. Россия, явив миру удивительный тип рядового солдата, чьи боевые и нравственные качества стали легендой, породила и немало первоклассных военачальников. Сражения, проведенные Александром Меншиковым и Петром Ласси, Петром Салтыковым и Петром Румянцевым, Александром Суворовым и Михаилом Кутузовым, Иваном Паскевичем и Иосифом Гурко, вошли в анналы военного искусства, их изучали и изучают в военных академиях во всем мире.

Генерал-фельдмаршал — высшее воинское звание в России с 1700 по 1917 год. (Генералиссимус находился вне системы офицерских чинов. Поэтому высшим военным чином фактически являлся генерал-фельдмаршальский.) По «Табели о рангах» Петра I — это армейский чин I класса, соответствующий генерал-адмиралу на флоте, канцлеру и действительному тайному советнику I класса в гражданской службе. В воинском Уставе Петр сохранил чин генералиссимуса, но сам никому его не присваивал, поскольку «сей чин коронованным главам и великим владетельным принцам только надлежит, а наипаче тому, чье есть войско. В небытии же своем оный команду дает над всем войском своему генерал-фельдмаршалу».

Читать еще:  Основные носители цвета в биополе

Светлейший князь Михаил Семёнович Воронцов (тот самый, к чьей жене приставал Пушкин). Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1856 году

Светлейший князь Иван Фёдорович Паскевич. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1929 году

Граф Иван Иванович Дибич-Забалканский (уроженец Пруссии на русской службе). Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1729 году.

Светлейший князь Петр Христианович Витгенштейн (Людвиг Адольф Петер цу Зайн-Витгенштайн). Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1826 году

Князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1814 году

1812 — Светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов Смоленский. Произведён в генерал-фельдмаршалы через 4 дня после битвы под Бородино.


Граф Валентин Платонович Мусин-Пушкин. Царедворец и весьма бездарный полководец, к которому Екатерина II благоволила за рвение при возведении ее на престол. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1797 году.

Граф Иван Петрович Салтыков. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1796 году

Граф Иван Петрович Салтыков.

Граф Иван Григорьевич Чернышев — генерал-фельдмаршал по флоту (это странное звание, присвоенное в 1796 году, для него придумал Павел I, чтобы не давать чин генерала-адмирала). Был скорее царедворцем, чем военным.

Князь Николай Васильевич Репнин. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1796 году

Светлейший князь Николай Иванович Салтыков. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1796 году

Князь Александр Васильевич Суворов. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1794 году. Через пять лет в 1799 году получил звание генералиссимуса.

Светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1784 году

Граф Захар Григорьевич Чернышев. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1773 году

Граф Захар Григорьевич Чернышев.

Граф Пётр Александрович Румянцев-Задунайский. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1770 году

Князь Александр Михайлович Голицын. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1769 году

Граф Кирилл Григорьевич Разумовский, последний гетман Войска Запорожского с 1750 по 1764 год. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1764 году

Граф Алексей Петрович Бестужев-Рюмин. В 1744—1758 — государственный канцлер. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1762 году.

Граф Алексей Петрович Бестужев-Рюмин.

Герцог Петер Август Шлезвиг-Гольштейн-Зондергбург-Бекский. Вполне «карьерный» генерал на русской службе. Генерал-губернатор Санкт-Петербурга с 1761 по 1762 год. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1762 году


Граф Петр Иванович Шувалов (Мозаичный портрет, мастерская М.В. Ломоносова). Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1761 году

Граф Петр Иванович Шувалов

Граф Александр Иванович Шувалов. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1761 году

Степан Фёдорович Апраксин. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1756 году.

Граф Алексей Григорьевич Разумовский. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1756 году.

Граф Александр Борисович Бутурлин. Более известен как московский градоначальник. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1756 году.

Князь Никита Юрьевич Трубецкой. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1756 году.

Пётр Петрович Ласси. Ирландец на русской службе. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1736 году.


Пётр Петрович Ласси.

Граф Бурхард Христофор Миних. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1732 году.

Граф Бурхард Христофор Миних.

Князь Иван Юрьевич Трубецкой. Последний в русской истории боярин. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1728 году.

Василий Владимирович Долгоруков. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1728 году.

Граф Яков Вилимович Брюс. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1726 году

Граф Яков Вилимович Брюс.

Князь Михаил Михайлович Голицын. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1725 году

Князь Аникита Иванович Репнин. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1724 году.

Граф Александр Данилович Меньшиков. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1700 году

Граф Борис Петрович Шереметев. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1701 году

Фёдор Алексеевич Головин. Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1700 году

Граф Дмитрий Алексеевич Милютин. Последний генерал-фельдмаршал русской армии (звание присвоено в 1898 году)

Князь Александр Иванович Барятинский (неизвестный художник). Звание генерал-фельдмаршала присвоено в 1859 году.

Кстати, генерал-фельдмаршальство в Росси было делом почти семейным. Четверо генерал-фельдмаршалов, включая Суворова — сыновья генерал-аншефов (это предшествующий чин), один — Иван Салтыков — сыном генерал-фельдмаршала Петра Салтыкова.

Как сложилась судьба фельдмаршала Паулюса после Сталинградской битвы?

Совсем недавно мы отметили 75-летний юбилей одного из важнейших сражений Великой Отечественной войны – Сталинградской битвы, происходившей с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 года. В этом сражении приняли участие миллионы человек с обеих сторон. Память о подвиге советских солдат под Сталинградом в нашей стране бережно хранится. Большую работу по сохранению и пропаганде героической памяти проводит Российское военно-историческое общество.

Именно при его активном участии была открыта мультимедийная выставка #МЫСТАЛИНГРАД, которая начала свою работу в Музее военной формы одежды РВИО, а позже переехала в Музей Победы на Поклонной горе в Москве. В рамках стартовавшей в феврале 2018 года всероссийской акции «Урок мужества» педагоги использовали материалы, подготовленные научным отделом РВИО, а в ряде учебных учреждений страны (в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Ханты-Мансийске, Ставрополе, Тамбове и других городах) эти уроки провели сотрудники РВИО. Кроме того, Российское военно-историческое общество организовало и провело ряд других мероприятий по сталинградской тематике.

Выставка #МЫСТАЛИНГРАД

Сегодня мы расскажем об одной странице истории, неразрывно связанной со Сталинградской битвой. Это дальнейшая судьба фельдмаршала Фридриха Паулюса, командующего 6-й армией, которая потерпела полный крах у стен Сталинграда.

Генерал Паулюс получил звание фельдмаршала незадолго до захвата в плен советскими солдатами. Гитлер, присваивая ему это звание, надеялся, что капитуляции не будет, а фельдмаршалы, по его мнению, в плен не сдаются. Он очень рассчитывал, что Паулюс в таком случае покончит жизнь самоубийством. Этого не произошло, и вы все, наверное, знаете, что утром 31 января 1943 года советское командование получило просьбу фельдмаршала о сдаче в плен. Перед пленением последним местом дислокации его штаба было здание сталинградского Центрального универмага.

Пленение генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса

Для командования Красной Армии Паулюс стал очень важным пленником, предполагалось, что он примет участие в большой военно-политической игре. На момент пленения фельдмаршал был очень болен. Первоначально его отправили в госпиталь, а в дальнейшем он оказался в генеральском лагере в Спасо-Евфимиевом монастыре в Суздале.

Долгое время Паулюс придерживался национал-социалистических взглядов. Созданный просоветский «Союз немецких офицеров» он посчитал государственной изменой. Его отношение к нацистским идеям претерпело изменение после покушения на Гитлера. С заговорщиками жестоко расправились, а среди них были и друзья фельдмаршала. Письмо, пришедшее от жены, стало последней каплей, которая изменила его взгляды. 8 августа 1944 года по радио прозвучало обращение Паулюса к немецкому народу. В нем он призывал спасти страну и отречься от Гитлера. Он собственноручно подписывал антивоенные листовки. Через несколько дней Паулюс вступил в «Союз немецких офицеров», а позднее и в Национальный комитет «Свободная Германия».

Нацисты на его действия ответили сразу: сын Паулюса, который в чине капитана воевал под Сталинградом, был посажен в тюрьму, а жена с дочерью находились под домашним арестом.

С окончанием войны его положение не изменилось. Как и многие «сталинградские» генералы, он продолжал оставаться в плену. В 1946 году Паулюс выехал в Германию, где принял участие в Нюрнбергском процессе. Он выступил в качестве свидетеля. После этого он еще несколько лет прожил в СССР, в подмосковном Ильинском (по некоторым данным, в Загорянском). «Личный пленник» Сталина занимался самообразованием, читал партийную литературу, готовился к выступлениям перед советскими генералами. Фельдмаршал имел своего врача, повара и адъютанта. Родственники из Германии постоянно присылали ему письма и посылки.

Ф. Паулюс на Нюрнбергском процессе

После смерти Сталина Паулюсу было разрешено уехать в Берлин. При встрече с руководителем ГДР В. Ульбрихтом он заверил власть, что будет жить только в Восточной Германии. Местом его жительства стал город Дрезден. За Паулюсом была закреплена машина, адъютант и право носить личное оружие. В 1954 году был создан Военно-исторический центр, и Паулюс его возглавил. В это время началась его преподавательская деятельность: в Высшей школе казарменной народной полиции (будущая армия ГДР) он читал лекции о военном искусстве и выступал с докладами о Сталинградской битве.

1 февраля 1957 года Фридрих Паулюс умер. Это случилось накануне 14-й годовщины разгрома его армии под Сталинградом. Прах фельдмаршала погребен в Баден-Бадене возле могилы его жены.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×